Александр Васильев

Александр Васильев: «Я влюблён в Стамбул»

Уложить в рамки небольшого интервью многогранность таланта Александра Васильева – сложная задача. Географическая широта и профессиональная глубина его деятельности поражают воображение. Историк и теоретик моды, писатель, журналист, телеведущий, профессор престижных университетов мира, дизайнер костюмов и интерьеров, коллекционер – вот лишь некоторые профессиональные «ипостаси» его личности.

Александр Васильев – автор переведённых на несколько языков и многократно переизданных книг «Красота в изгнании», «Русская мода. 150 лет в фотографиях», «Екропейская мода, Три века из собрания Александра Васильева», «Этюды о моде и стиле», «Carte Postale» и сотен статей. Телезрители телеканала «Культура» знают его по циклу передач «Дуновение века», посвящённого истории костюма и моды. Оформленные Васильевым оперные и балетные постановки можно увидеть на театральных подмостках Англии, Германии, Португалии, Италии, Швеции, США, Китая, Японии и многих других стран. Его страница в Интернете www.vassiliev.com

Двоюродный дядя Васильева, Михаленок, в 30-е годы служил военным атташе СССР в Анкаре. Однако это лишь самая малая и незначительная часть из того много, что связывает Александра Васильева с Турцией.

— Александр Александрович, Вы много занимаетесь эмиграцией. Чем вызван интерес к этой теме?
— Я не «занимаюсь» эмиграцией. Это не правильно. Я сам эмигрант c 1982 года , и это моя среда. Есть люди, которые сидят в архиве, в научных кабинетах и, действительно, «занимаются» эмиграцией. А это – часть моей жизни…

— В вашей книге «Красота в изгнании» целая глава посвящена русским эмигрантам в Турции. «Белая эмиграция» 1920-х годов тоже стала частью вашей жизни?
— В какой-то степени, да. Ведь через Турцию прошли более 200 тысяч русских эмигрантов. Константинополь -Стамбул стал перевалочным пунктом для большинства русских беженцев, бежавших через юг России – Одессу, Ялту и Новороссийск. Русские сделали огромный вклад в развитие культуры республиканской Турции. Они первыми привезли в Стамбул оперу, балет, русскую классическую музыку. Первые турецкие фильмы тоже сняли русские. В Стамбуле было русское подворье, русское кладбище, православная церковь. Закоулки центрального стамбульского района Пера были наполнены русской речью. Всё это богатый материал для изучения…

— И каким же образом Вы осваивали этот материал?
— Я лично встречался с людьми, которые прошли через Константинополь в двадцатые годы. К сожалению, до наших дней дожили лишь немногие из них. Дольше всех прожила основательница первой турецкой балетной школы и, с уверенностью можно сказать, турецкого балета Лидия Красса-Арзуманова. Я знал первую аккомпаниаторшу турецкого радио и телевидения, баронессу Юлию Константиновну Таскину фон-Клод-Юргенсбург. До сих пор в Стамбуле живёт балерина Лёля Гордиенко- Арель. Я посещал дом графини Эмилии Татищевой. Часть архивов и фотографий её семьи я приобрел себе. Вообще, мне пришлось изучить огромное количество дневников, архивов и источников…

— Ваша коллекция костюмов и антиквариата известна по всему миру. С точки зрения коллекционера, Стамбул для вас интересен?
— Конечно. Стамбул – один из самых великолепных городов мира, где находятся прекрасные антикварные рынки – Хор Хор и Чукур Джумаа. Я много приобрёл в Турции для своего фамильного поместья в Литве. В древней османской столице я знаю одного православного турка, Сема Байоля, который торгует русским антиквариатом и собирает русские вещи. В моём доме есть много турецкой керамики и тканей из Турции.

— Что вы сделали для Турции как постановщик?
— Впервые я попал в Турцию в 1988 году. Тогда меня попросили оформить для Анкаринской оперы «Идиота» по Достоевскому в постановке видного хореографа Валерия Панова. С тех пор я оформил в Турции около 18 постановок, в основном, классического балета и оперы. Некоторые из них, такие как балет «Чанаккале», балет «Птичка певчая» и балет «Гарем», в постановке Заслуженной Артистки Турции Мерич Чиминджилер до сих пор идут в Анкаре, Стамбуле и Мерсине. «Гарем» показывают во дворце Топкапы перед официальными делегациями. В стамбульском Музее искусства Сабанджи я провёл выставку коллекции моих исторических костюмов «Париж-Петербург: 3 столетия моды». Более 40 000 человек побывало на ней! Среди прочего, я разработал интерьер для знаменитого ресторана «Режанс», который был одним из культурных центров «белой эмиграции». Сейчас там висит почётная табличка «Здесь обедал Александр Васильев» (смеётся)

— В Турции оценили Ваш профессионализм?
— И больше, чем в России. Девятый президент Турецкой Республики Сулейман Демирель дважды лично вручал мне награду «Тобаб» за вклад в театральную культуру Турции. Я продолжаю работу в Турции и достаточно известен в этой стране. Пожалуй, даже больше, чем среди русской публики. Правда, признаться, моя успешная деятельность в Турции вызывает зависть со стороны турецких коллег.

— Вы читаете лекции на четырёх языках в университетах многих стран мира. Турция входит в число этих стран?
— Я много читал лекции в Анкаре, Измире и Стамбуле. Целый семестр преподавал в анкарском университете Билкент. Также я читал лекции в измирском Политехническом университете. А в Стамбуле я часто даю мастер-классы. Мне приходится посещать Турцию практически каждый год по нескольку раз.

— Александр Александрович, что бы Вы могли рассказать об истории взаимовлияния русского и турецкого костюмов…
— Если вкратце, то до Петра Первого влияние турецкого костюма, а точнее тюркского, на русский костюм было колоссальным. Боярский костюм всецело зависел от оттоманского двора. Именно оттуда к нам приходили ткани, атласы, бархаты, парчи – всё шло из Константинополя. Стоит сходить в Оружейную палату, чтобы воочию убедиться в истинности этих слов. Однако ещё больше влияние оказывалось на вкусы. В 17-19 веках турецкий стиль оказал влияние на русских через Европу, где стал популярным «турецкий романтизм». В 18 веке, во время Чесменского сражения, в моду вошёл стиль «Тюркери». В гардеробах появились тюрбаны, ткани, жилеты, многие аксессуары, шаровары, турецкие полоски. Мода «на турецкое» сопровождалась развитием ориентальных мотивов в одежде. Когда Дягилевский Русский Балет поставил «Шахерезаду» в 1910 году, русские вновь вспомнили о Турции. По дороге в Грецию Бакст проехал через Константинополь и воспринял очень многое из османской культуры. В свою очередь, русские оказали влияние на турок позже, во время «белой эмиграции». Особенно это отразилось на женской моде. Именно русские переселенцы открыли первые дома моды в Стамбуле. Самый известный из них назывался «Феражаль», а другой «Сидан».

— Как Турция влияет на современную мировую моду?
— У турок есть уникальное качество: они никогда не ленятся. Турки – невероятно трудолюбивый народ. Поэтому их производство одежды, наравне с Китаем и Индией, одно из самых передовых в мире. Множество знаменитых европейских дизайнеров шьют свою одежду в Турции, предлагающая всегда хорошее качество и модные тенденции. Турки учатся в европейских странах. Они интересуются новинками моды и сразу внедряют их в производство. Турки очень предприимчивы. В Турции люди одеваются очень стильно и элегантно.

Опубликовано в журнале «Перспективы»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *