Элиф Чаалар: Музыка должна выйти за пределы Турции

Стамбул становится местом, откуда выходят все больше и больше интересных джазовых музыкантов. Прекрасный пример этому – Элиф Чаалар. Радио Boğaziçi назвало ее лучшим джазовым музыкантом года. Ее англоязычный альбом стал первым в истории турецкой музыки, полностью написанный и спродюсироанный женщиной-джазистом. И даже видео к ее песне «MUSIC» получило приз за лучшую анимациию на кинофестивале в Анкаре.

Элиф училась турецкой классической музыке в Стамбуле и джазовой импровизации в Нью-Йорке. Все чаще ее можно видеть на фестивалях в Турции и Европе. «Новости Турции» смогли поймать Элиф прямо на Босфоре, на корабле, где она выступала для летнего проекта «Джаз на море», и поговорить с ней о музыке, работе и планах на будущее.

Вы пишете музыку, продюсируете, выступаете. Только этим летом у вас было 10 концертов по всей Турции. Когда вы находите на все это время?

Это моя жизнь, и я должна делать так, чтобы на все это хватало времени. Но, например, писать музыку – для меня это не значит «работать». Я все время думаю о музыке. Если есть минутка, я просто сажусь за пианино и начинаю что-то наигрывать. Это происходит со мной каждый день, совершенно естественно. В день, когда у нас концерт, я полностью концентрируюсь на подготовке к нему, на списке песен. Ты просто находишь время. Кстати, я еще и учу (смеется). Учу джазовой импровизации и техникам пения. Но я стараюсь не особенно об этом рассказывать, потому что у меня уже слишком много учеников, честно говоря. И я не думаю, что я смогу взять новых студентов в ближайшие полгода. А еще мне нравится делать музыкальные семинары и вокршопы. А около года назад я начала вести программу на радио. Это интернет джаз-радио. Однажды мне позвонил пианист Керем Горсев, мы друзья, и я иногда пою для него на концертах. Он рассказал про свой проект и спросил, могу ли я вести целую передачу. «Конечно!», — сказала я. Это большая волонтерская работа, потому что все музыканты, которые работают на радио, делают все, чтобы о джазе знали как можно больше. Это моя жизнь, я люблю всю это, и поэтому у меня все получается со временем.

А какие отношения у Турции с джазом? Джаз здесь понимают? Любят?

Даже в Стамбуле все еще не так много джаз-клубов. И это, конечно, означает, не так много зрителей. Но мне нравится быть оптимисткой, поэтому я сравниваю сегодняшнюю ситуацию с тем, что было 10 лет назад, и тогда, конечно, аудитории не было вообще. А сегодня, например, на этот концерт, все билеты были раскуплены заранее, а это 200 человек на одну лодку. Я думаю, это хороший знак.

А кто аудитория джаза в Турции? Она тоже меняется?

О, да! 10 лет назад, когда я выступала в джаз-клубах в Турции, за столиками, в основном, сидели люди много больше среднего возраста. А сейчас я иногда вижу учеников колледжа! К джазу приходят уже совсем молодые люди. И они не сидят, они танцуют на концертах. Им хорошо. И они аплодируют после соло музыкантов, это так здорово. Конечно, я могу говорить только за себя, а не за всю индустрию в целом. Но, например, я выступала на музыкальном фестивале «One Love». А это даже не джаз-фестиваль, это рок, и поп, и инди. И там исключительно молодежь. Но меня пригласили, туда, и выделили мне отдельную сцену. А это о многом говорит. Мне интересно смотреть на то, как меняются зрители, потому что джаз, все-таки, совсем не турецкая музыка. Хотя, если подумать, во всем мире это немного отдельный мир.

Я хочу задать не очень патриотичный вопрос. Уверена, что я не первая, кто это делает. Но почему вы вообще вернулись из США?

Я поехала туда учиться. На два года, и осталась еще на один год. На самом деле, я не думала возвращаться в Турцию. Я хотела записать свой альбом, мне начали предлагать выступать с другими музыкантами. Все было прекрасно, честно говоря. Но потом я приехала в Турцию, летом, и увидела, что в семье начались проблемы со здоровьем. И мои родители были расстроены, что я уехала так надолго. Я решила, хорошо, я останусь на пару месяцев, пока отец не выздоровеет. Пара месяцев переросли в год. Но через год я поняла, что Стамбул – это то место, где я должна быть сейчас. Именно здесь я должна бороться за все свои мечты. И мне хотелось показать миру, что «Эй, мы здесь тоже играем джаз!». Я считала, что это борьба, которая имеет смысл. Ведь в Нью-Йорке ты – один из множества хороших и не очень джазистов и музыкальных проектов. Мне хотелось принести сюда то, чему я научилась в Америке.

Вы вносите элементы турецкой музыки в свою работу?

Я использую некоторые элементы турецкой музыки, особенно, если выступаю на фестивалях за пределами Турции. Иногда это целая песня, иногда – музыкальная импровизация. Но это не обязательно. Я ответственна только за то, что идет от моего сердца, а я открыта ко всей музыке. И это то, что я стараюсь дать зрителям.

Какие у вас планы? Над чем вы сейчас работаете?

В этом году я хочу особенно сосредоточиться на международных концертах. Я пишу на английском, музыка должна выйти за пределы Турции. И, конечно, мой второй альбом. Он почти готов, и я работаю над тем, чтобы он вышел как можно скорее.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *