Дурмуш Айдын

Дурмуш Айдын: «Мы являемся мостом между мусульманами мира»

Дурмуш Айдын, вице-президент по международным отношениям IHH рассказывает в интервью IslamNews о работе крупнейшего исламского фонда в мире. Фонд работает на всех материках, в 120 странах мира. Есть свои представительства в Судане и Газе, в остальных странах IHH взаимодействует с местными организациями.

— Уважаемый Дурмуш эфенди, расскажите о миссии вашего фонда.

— Наша основная цель – помочь мусульманам во всем мире, неважно, много их или мало, неважно, где они живут – в мусульманской стране или нет. Мы стараемся, чтобы у мусульман Турции были связи с мусульманами других стран, чтобы они помогали им. Мы хотим, чтобы все мусульмане помогали друг другу, а к своим национальным различиям относились более сдержанно. В первую очередь важна не нация, а религия. Наша цель: где бы обездоленный мусульманин ни был – дойти до него и помочь ему.

— Какие направления фонд IHH выделяет в своей деятельности?

— Первая категория – это регионы, где идет война или произошли землетрясения и другие природные катаклизмы. Потому что там, где война — мы знаем — очень тяжело приходится старикам, женщинам, детям. Особенно это относится к сиротам. И, хвала Аллаху, сегодня мы взяли на попечение около 15 тысяч сирот. Наш фонд первым начал проект по спонсированию детей, оставшихся без родителей. И во многих других проектах мы – лидеры. Например, впервые в истории Турции мы развернули кампанию помощи обездоленным в Африке. Сейчас самая важная тема в Турции – это Африка. Первую помощь, которую оказали палестинцам в Газе, доставил фонд IHH. Мы провели симпозиум на Балканах. В любой стране, где случается беда, ждут помощи от нас, и мы оказываемся первыми. Но мы также стараемся работать с людьми в этих странах, которые знают их культуру и их язык.

В самом фонде работает 110 человек. Помимо этого мы основали еще два фонда – «Баба Алем» и «Садер», чтобы они помогали студентам. После знакомства с нами, вы, наверное, уже лучше поняли, зачем мы основали эти фонды. Сегодня мы должны жить для будущего. Иногда мы получаем результат не сразу, но со временем все будет.

Я приведу пример: один наш студент, который учился в Стамбуле, сейчас в Афганистане претворяет в жизнь наши проекты — во многих регионах этой страны он обучает студентов. На образовательных курсах фонда учатся около 17 тысяч студентов. Среди этих 17 тысяч — 1700 готовились к поступлению в университеты. И из них 1665 поступили в университеты. Обычно из 30 абитуриентов поступают только 3-4 человека, но из тех, кто прошли подготовку в наших фондах, из 30-ти поступают не менее 20-ти. Это важно, поскольку Афганистан особенно нуждается в образовании. Там дико необразованные люди, поэтому наш фонд работает там.

Мы стараемся быть мостом между мусульманскими странами, чтобы объединить всех наших братьев. Поэтому мы ведем разную работу. Конечно, эта работа – нелегкая, ведь средства, которые жертвуют люди, необходимо направить в нужные места. А это большая ответственность. Но мы постоянно получаем премии. Правительство Турции наградило нас дипломом за лучшую работу в сфере благотворительности.

— Мы увидели в Стамбуле множество турецких общественных организаций и фондов, которые помогают обездоленным братьям и сестрам. За какое время удалось создать в Турции такую мощную гражданскую структуру?

— Еще в основе Османской империи лежала цивилизация благотворительных организаций, фондов, вакуфов. Но мы не на том уровне, где мы хотели бы быть. Когда мы смотрим в прошлое, мы понимаем, что нам еще нужно расти и расти. И мы стараемся.

— Но общественные структуры в Турции начинали свою деятельность во времена воинствующего секуляризма и власти военных. Как вам удалось работать в таких непростых условиях?

— Самое главное – знать правила игры, которые ставит противоположная сторона, и воспользоваться правилами наилучшим образом, не нарушая их.

— Могли бы вы привести пример?

— В Англии действовала мусульманская благотворительная организация, на которую подали в суд евреи с обвинением, что организация – террористическая. Это было громкое дело. Исламский фонд отправился в суд с 70-ю тысячами бумаг. Они сказали: в этих папках находятся списки тех фондов, с которыми мы работаем, находится также ООН. Если вы нас обвиняете в терроризме, значит, вы обвиняете и их, потому что они работают совместно с нами. И этот суд мусульманский фонд выиграл. После этого процесса благотворительная организация окончательно завоевала право продолжать свое дело. Ведь обвинителям пришлось официально признать, что обвинения в терроризме – полное вранье.

— Мы заметили, что каждая общественная структура в Турции выполняет строго свою миссию: отдельно — помощь сиротам, отдельно — помощь студентам, отдельно — образование детей. Хотя многие эти организации вышли из одной структуры. Для чего необходимо такое разделение?

— Когда проект достигает больших объемов, мы создаем отдельную структуру. Так был создан образовательный фонд «Баба Алем». Мы работаем на всех направлениях, поэтому нам трудно совмещать их в одной структуре. Специализация гораздо эффективнее в этом деле.

— Вы находитесь на пике событий. Какая проблема наиболее насущная у мусульман сегодня?

— Самая большая проблема, конечно, это бедность. Вторая большая проблема в том, что мусульмане ненадлежащим образом используют свой разум. Приведу такой пример с российскими мусульманами: мы даже не знаем, сколько единоверцев живет в вашей стране! Тогда как мы знаем точно, сколько мусульман в любой другой точке мира.

Также мусульмане склоны упрекать друг друга в мелочах, на которые не стоит обращать внимание. Мусульмане должны уметь объединяться, находить свои общие черты. Аллах создал нас всех разными, но дал нам одного Пророка, да благословит его Аллах и приветствует. Дал нам всем разные чувства, но дал один Коран. Не упрекайте друг друга. Если вы будете упрекать друг друга, ваши силы иссякнут. Также проблема мусульман заключается в том, что они не могут открыто говорить о своих проблемах.

— Мы увидели на улицах Стамбула множество палестинских флагов. Эта тема актуальна для IHH…

— Если я начну говорить о работе, которую мы делаем в Палестине, не хватит дня и ночи. Мы работали в Газе даже во время войны, под бомбами. Я уже говорил о 15 тысячах сирот, которых взял под опеку фонд. Так вот, из них 10 тысяч детей – из Палестины.

— Когда вы в первый раз пришли с помощью в Палестину?

— В первый раз мы приехали в Палестину 6 лет назад – только тогда впервые разрешили официально оказывать палестинцам помощь. Но мы уже 13 лет помогаем палестинцам – например, тем, кто приезжает в Турцию.

— Но когда вы начинали работать, вам, вероятно, было не так легко – государство было иным?

— На сегодняшний день мы воплотили все проекты, которые начинали. Никаких преград для этого не было. Если у вас чистые намерения помочь людям, Аллах вам поможет. Но вы правы, что раньше было труднее, чем при нынешнем правительстве. В 2002 году, когда мы хотели оказать помощь Палестине, нам не позволяли туда заходить, не позволяли распространять информацию о том, что необходимо помочь угнетенному народу Палестины. Но что мы делали – мы отправляли гуманитарный груз через представительство палестинского правительства здесь. Они отправляли помощь в Палестину и раздавали там от нашего имени. Но в 2004 году, когда власть в Турции поменялась, изменились некоторые законы, нам стало легче – мы сами отправились в Палестину. И многие СМИ заговорили: Израиль рушит, а турки строят.

Фонд был создан в 1992 году, когда началась война в Боснии. Потом было Косово, Чечня, Ирак, Афганистан… Одна из целей нашего фонда – продолжать работу, пока Аль-Кудс (Иерусалим) не станет независимым. Для мусульман не будет покоя, пока мы не освободим Палестину.

Беседовала Лилия Мухамедьярова
Стамбул

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *