Неджметтина Эрбакана

Смерть Неджметтина Эрбакана

27 февраля скончался Неджметтин Эрбакан. Этот человек стал первопроходцем современного «исламского возрождения» в стране. Именно его последователями считаются нынешние президент Абдулла Гюль и премьер Реджеп Тайип Эрдоган, которых также не без оснований считают исламистами.

Неджметтин Эрбакан родился в 1926 году. Это было время, когда страной руководил основатель современной Турции — Мустафа Кемаль Ататюрк. Шел активный слом традиционной исламской структуры, религия была отделена от государства и школы, женщинам дали право голоса, на смену арабской вязи пришла латиница. Детей воспитывали по принципу «я не мусульманин, я — турок».

Вроде бы Эрбакан должен был стать последователем Ататюрка. Он закончил светский Стамбульский университет, продолжил образование в Германии, где получил ученую степень в области разработки двигателей и термодинамики в германском Университете города Ахен в 1953 году. Затем были преподавание в Инженерном университете Стамбула, руководство Торгово-промышленной палатой Турции. Однако, как оказалось, под «маской» профессора скрывался ярый исламист.

Эрбакан буквально ворвался в большую турецкую политику в 1969 году, войдя в Великое национальное собрание (парламент) в качестве независимого депутата. Спустя год он вместе со своими единомышленниками создал партию «Национальный порядок», пропагандировавшую исламские ценности. Спустя год произошел государственный переворот, к власти пришли антиисламистски настроенные военные. «Национальный порядок» запретили.

После этого много лет Эрбакан безуспешно пытался подрывать светские устои Турции, создавая одну за другой организации, способные бороться за возрождение ислама. В 1971 году он основал партию «Национальное спасение», но через девять лет военные организовали новый переворот и запретили вообще все партии. До 1987 года Эрбакан прозябал в политическом небытии.

К 1987 году диктатура ослабла и Эрбакан получил возможность вернуться на политическую сцену. Он создал Партию благоденствия (по-турецки — «Рефах»), среди сторонников которой были и нынешние руководители Турции — президент Абдулла Гюль и премьер Реджеп Тайип Эрдоган. Достаточно быстро выяснилось, что несмотря на десятилетия светской пропаганды и отделение религии от государства ислам продолжал быть неотъемлемой частью образа жизни миллионов турок.

В 1995 году грянула сенсация. Партия благоденствия, ратовавшая за укрепление в Турции норм шариата, распространение ислама в школе, укрепление связей с исламским миром и разрешение на ношение хиджабов в вузах, получила относительное большинство голосов. Эрбакан стал премьер-министром и начал воплощать свои идеи в жизнь. В частности, во внешней политике началось сближение Турции и Ирана, внутри страны муллы занимали все большее место в общественной жизни.

Эрбакан стремился расширить влияние исламистов на представителей госаппарата и армии, десятилетиями воспитываемых в духе Ататюрка и служащих основой светского характера Турецкой Республики. Однако удача ему не сопутствовала. Военные и судьи выступили резко против разворота страны в сторону ислама. Люди в погонах имели перевес в Совете национальной безопасности страны. Дни Эрбакана-премьера были сочтены.

Военные и судьи взяли курс на запрет Партии благоденствия как противоречащей светским устоям страны. Эрбакан попытался привлечь на свою сторону народ. Весной 1997 года в центре Стамбула прошел многотысячный митинг сторонников шариата под лозунгами «Шариат или смерть» и «Кемалистская диктатура — израильская марионетка». Однако маховик запрета уже был приведен в действие.

Прокурор Кассационного суда обратился в Верховный суд Турции с требованием запрета Партии благоденствия. В иске перечислялись многочисленные случаи нарушения Эрбаканом законодательства страны и подрыва светского характера государства. Прокурор особо подчеркнул, что «ни разу за всю историю Турецкой Республики она не сталкивалась с такой опасностью реакции, как теперь». В итоге партию запретили, а Эрбакану на несколько лет запретили заниматься политикой.

Однако дело Эрбакана в итоге если не полностью, то уже частично точно победило. Уже в 2002 году к власти пришла Партия справедливости и развития, во главе с его последователем Реджепом Тайипом Эрдоганом, до сих пор остающегося у руля турецкого правительства. Впоследствии еще один деятель этой партии Абдулла Гюль стал президентом. И Турция повернулась в сторону исламизма — пусть и не теми темпами, как того желал Эрбакан.

Внутри страны за последние годы уже узаконено ношение хиджаба в вузах. А этого ранее даже представить себе было невозможно. На этот раз не помогли и прежде всесильные турецкие военные. Над их верхушкой, замешанной в заговоре по свержению Эрдогана и Гюля, уже несколько лет идет суд. Во внешней политике Турция сблизилась с Ираном, ее отношения с Израилем стремительно ухудшаются. Конечно, шариат пока не введен, и заявка на членство в ЕС не отозвана, потому-то Эрдогана и Гюля называют «умеренными исламистами». Но дело Эрбакана сегодня процветает.

В последние годы жизни Эрбакан основал новую Партию счастья, которая критиковала нынешнее турецкое руководство за недостаточный уровень исламизации Турции. Особенно это проявлялось во внешней политике. Несмотря на неоднократные ссоры Эрдогана с Израилем, Эрбакан не стеснялся называть нынешнего премьера «казначеем сионистов». Кроме того, он призывал мусульманские страны создать свою систему ПРО, которая бы никак не была связана с американской.

Ушедший из жизни Эрбакан точно займет видное место в истории Турции. Он войдет в нее в виде «Ататюрка наоборот». Если Кемаль перестраивал страну на западный лад, то Неджметтин Эрбакан сделал все возможное, чтобы вернуть ее в лоно ислама и шариата. Весь вопрос, правда, в том, удастся ли это сделать нынешним исламистам, стоящим у руля. Ведь за светские партии все еще голосует не менее 40 процентов избирателей. А в элите общества противники исламизации до сих пор преобладают.

Эксперт по Турции Института стратегических оценок и анализа Сергей Демиденко прокомментировал:

«Дело в том, что во многом Эрбакан был прав: Эрдоган и Гюль — скорее показные исламисты, чем настоящие. Анкара сейчас шумит, делает громкие заявления в сторону Израиля, и на этом все. Да, Эрдоган и Гюль рядятся в тоги «борцов с сионистами». Но почему-то они не спешат сворачивать сотрудничество с ними. Показательным в этом плане является то, что они продолжают друг с другом военно-техническое сотрудничество.

И если присмотреться к словесным выпадам «исламистов у власти» в отношении Израиля, то они не такие уж и яркие. Формально турки требуют от израильтян «извиниться за геноцид в Газе». Причем для того, чтобы умаслить Анкару и сохранить собственное достоинство, Тель-Авиву требуется всего лишь найти достойный синоним слову «извинения».

Подобный спектакль нужен Эрдогану и Гюлю в первую очередь для «внутреннего пользования», чтобы на очередных выборах заручиться поддержкой дополнительного числа избирателей.

И если провести анализ целей их Партии справедливости и развития (ПСР), то становится ясно, что главное здесь не исламские ценности, а национализм. Причем национализм с «либеральным лицом», которое особенно отчетливо просматривается в нынешней экономической политике Анкары. Ведь никто не может сказать, что с приходом к власти Гюля и Эрдогана страна «откатилась в средневековье». Скорее, наоборот, именно при этих «исламистах» Турция не только сохранила систему парламентских выборов, но и получила избираемого президента. Причем сейчас Анкара по-прежнему не намерена отказываться от вступления в Европу.

Что же касается радикальных исламистов, то за Эрбаканом и его ближайшими соратниками шло меньшинство. В основном их оплотом были наиболее отсталые сельские районы страны, чье население находится вне информационного поля и питается внушаемыми ему слухами и домыслами.

И хотя Эрбакана действительно можно считать «политическим отцом» Гюля и Эрдогана, последние просто развили в нужном направлении его идеи, приспособив их для потребностей своей власти.

Причем исламисты до сих пор не могут оправиться после нанесенного им в 2003 году удара, когда они неудачно попытались подняться путем насилия. И сейчас они аутсайдеры. Главные соперники в борьбе за власть все те же — ПСР, военные и Народно-республиканская партия.

Турция — одна из немногих стран, для которых «цветная революция» не представляет особой опасности в силу того, что там выстроена довольно гибкая политическая система, позволяющая избежать серьезных потрясений. Кроме того, нельзя забывать и о том, что в экономическом плане эта страна продолжает активно развиваться и большинство турецких граждан даже в условиях кризиса не могут пожаловаться на ухудшение своего положения».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *