Мечеть

Пантюркизм в Турции

Появление идеологии пантюркизма в середине XIX века стало логическим следствием развития националистических движений в результате ослабления центральной власти и начала развала Османской Империи. Распространение идей национализма и независимого национального существования среди христианских народов империи; образование на Балканах независимых и полунезависимых национальных государств из бывших османских провинций; сепаратистские тенденции в среде мусульман-нетурок; зарождение самосознания среди тюркских народов Российской Империи; активное вмешательство и манипуляции европейских держав в делах внутренней и внешней политики страны – эти факторы стали причинами появления в среде османской интеллектуальной элиты, пытавшейся осмыслить происходящие вокруг события, активных дискуссий о дальнейшей судьбе и способах спасения Османской Империи.

В османском обществе начинает вызревать идея этнической принадлежности.  Казанский исследователь пантюркизма И. Гилязов перечисляет несколько «первопроходцев» данного направления общественной мысли. Так, профессор истории Стамбульского университета Ахмед Вефик (1823-1891) последовательно пропагандировал идею, согласно которой османы являются лишь одним из племен большого тюркского народа, а их язык – диалект языка, распространённого среди миллионов людей за пределами Турции. Сулейман Паша (1836-1892) в своей работе «Тарих-и алам» («Всемирная история», 1876 г.) освещал доисламскую историю тюрок. Джевдет Паша (1822-1895) в исследовании «Каваид-и османие» (Османские правила) писал о становлении османского языка. В 1869 году Мустафа Джелаледдин-паша (польский эмигрант Константин Борецкий) (1826-1876) в работе «Старые и новые тюрки» пытался обосновать принадлежность тюрок к «турано-арийской» расе.

Однако пантюркизм являлся изобретением не только элиты османского центра. Первостепенную роль в оформлении идей, впоследствии составивших концептуальную базу пантюркистской идеологии, внесли и иностранные тюркологи — фон ле Кок, Де Гинье, фельмаршал Мольтке, Арминиус Вамбери, Леон Каун. Венгр Вамбери отмечал, что все тюркские народы принадлежат к одной расе и роднятся по этническим и культурным признакам. Французский историк Леон Каун возвеличивал деяния Чингиз-хана и Тимура, представляя их как «сверхлюдей», а монголов определяя как «расовую аристократию». Тюркские народы, на его взгляд, являлись прямыми потомками монголов, лучшими на востоке воинами, к тому же создавшими непревзойдённую культуру и искусство.

Российский исследователь, доктор исторических наук А.Мртычян уверен, что научная пропаганда пантюркистских идей со стороны европейских учёных была обоснована «политическим заказом» со стороны европейских держав и их стремлением сфокусировать Турцию на Средней Азии, освободив себе дорогу к колониальным владениям на Ближнем Востоке. Так, интерес Германии объяснялся желанием Берлина обеспечить выход к Персидскому заливу и расширить свои колониальные владения. Франция пыталась закрепиться в Киликии и Сирии. Англия, в свою очередь, стремилась к расчленению Османской Империи и установлению контроля за её владениями в стратегических районах: Северной Африке, Палестине, Ираке, Армянском Нагорье и Каспийском побережье, где была обнаружена нефть.

Немаловажным фактором в первоначальном развитии пантюркизма являлось появление схожих идей в среде интеллигенции «внешних турок», живших вне границ Османской Империи. Татарский общественный деятель и просветитель Исмаил Бей Гаспринский (1851-1914 гг.) активно выступал за содружество и сближение тюркских народов, указывая на родство в стане народов «тюрко-татарского» мира.

В начале ХХ века появляются первые работы, явственно очерчивающие пантюркизм как политическую идеологию, призванную решать конкретные задачи, стоящие на повестке дня разваливающейся империи. В 1904 году в газете «Тюрк» появилась статья «Три вида политики», в котором автор татарского происхождения из Симбирска Юсуф Акчура доказывал приоритетность пантюркистской идеологии над панисламизмом и османизмом. «Благодаря этой политике все турки, проживающие в Османской Империи, смогли бы легко объединиться внутри этнических и религиозных границ, а другие мусульманские нетюркские, но тюркизированные группы смогли бы продолжить ассимилироваться. Те народы, которые не были ассимилированы, но, в то же время, не имели чувства национальной идентификации, были полностью ассимилированы в рамках данной политики. Однако главное преимущество подобной политики заключается в том, что она объединила бы всех тюрок, проживающих в больших количествах в Азии и в восточных регионах Европы и объединённых единым языком, этничностью и религией». Важно отметить, что, по мнению Акчуры, ислам являлся важным фактором, объединяющим тюрок различных регионов в единую нацию. Между тем, религиозная (исламская) и гражданская (османская) идентификации теряли свою силу, в то время как национально-этнический принцип становится одним из основных в процессе нациестроительства, делает вывод Акчура.

Не менее значимый вклад в развитие пантюркистской концепции сделал первый представитель социологической науки в Турции Зия Гёкальп. Активный участник младотурецкого движения и идеолог нациестроительства при Кемале Ататюрке, Зия Гёкальп определил основные принципы турецкого национализма и оформил их в своих многочисленных научных и творческих трудах – «Принципы тюкизма», «История тюркской цивилизации», поэма «Красное яблоко», «Тюркизироваться, исламизироваться, модернизироваться».

По мнению Гёкалпа, на протяжении веков тюрки утеряли свои прежние традиции и потеряли свои культурные ценности в ходе ассимиляции с другими народами. Поэтому «познание самих себя» в чистом виде является основной задачей турецкой нации. Вдохновение Гёкальп призывал искать в доисламском прошлом тюркских народов, их политических и культурных достижениях времен Атиллы, Чингиз-хана, Тимура, Бабура и первых османских султанов. Особое внимание Гёкальп уделял языку, который являлся важнейшим интегрирующим фактором для тюрок. В языковой независимости он видел основное условие независимости политической. Адаптируя свою националистическую концепцию к языку, турецкий социолог призывал к очищению языка от заимствований из европеизмов, арабизмов и персидских слов, хотя это правило не относилось к наиболее часто употребляемым и тюркизированным словам. Делая подобное исключение, Гёкальп, прежде всего, стремился к сохранению слов, которые прочно вошли в структуру турецкого языка и тюркских диалектов и объединяли их. Если же речь стояла о необходимости заимствования слова, что было особенно актуально для научной лексики, Гёкальп призывал отдавать приоритет не европейскому, а арабскому или персидскому языку. «Чтобы слово было национальным, оно не обязательно должно быть турецкого происхождения. Для тюркистов все слова, которые используются всеми тюркскими народами, являются национальными», — отмечал турецкий мыслитель.

Поскольку государство для Гёкалпа фактически являлось синонимом нации, он категорически выступал против многонациональных империй, обреченных, в его понимании, на скорую гибель. Исходя из этого, национальные государства должны поддерживать своих соплеменников в государствах многонациональных. В работе 1913 года «Тюркизироваться, исламизироваться, модернизироваться» Родоначальник пантюркизмаГёкальп отмечал, что задачей тюркизма является создание единой тюркской культуры за счёт проведения совместных и общих реформ среди всех тюркских народов. «Безусловно, крайне важно проводить реформы совместно среди всех тюрок, если не всех мусульман. Другими словами, крайне важно, чтобы все тюркские народы имели общую литературу и научный язык».

Родиной тюркской нации должен был стать Туран – идеальная родина, в которой живут тюрки, в которой разговаривают по-тюркски и которая является неким союзом тюркских стран. Огромное пространство Турана географически очерчивалось вверх, к северу от Ирана, и вширь, от Кавказа до Саян. При этом тюркский мир мыслился как ось этого обширного «Турана» — соответственно, пантюркизм выступал как концентрированное выражение более широкого и более расплывчатого пантуранизма. Отдельные главы работы назывались «Язык», «Традиция и закон», «Общество культуры и общество цивилизации», «То, что пережили тюрки», «Просвещение», «Идеал», «Тюркская нация и Туран», «Нация и родина», «Национальный идеал», «Нация и ислам». В поэме «Туран», где идеолог пантюркизма изложил свои мысли в поэтической форме, говорилось: «Впечатления и следы, которые пересекаются в моей крови, являются отражением моей истории. О славных деяниях моих предков я читаю не на мертвых, пожелтевших, запылившихся страницах истории, а узнаю из своего сердца, из моих кровеносных сосудов. Мой Атилла, мой Чингиз, эти героические образы, которые образуют гордую славу моей нации, появляются на запыленных страницах истории, пропитанных недоброжелательством и осквернением, и сама среда покрыла их позором и бесчестием, хотя на самом деле они ничуть не меньше, чем Александр и Цезарь. Мое сердце лучше знает и Огуз Хана, который для истории остается темным и неясным образом. В моем сердце, в моих сосудах он все еще живет во всем своем величии и славе. Огуз-Хан – это тот, кто восхищает мое сердце, поддерживает меня, дает мне возможность ликовать: отчизной тюрков является не Турция, не Туркестан, а вечная и огромная страна – Туран».

Труды Юсуфа Акчуры и Зии Гёкальпа легли в основу пантюркистской идеологии, продолжая играть важную роль и сегодня. Они впервые призвали к политическому объединению тюркских народов во главе с Турцией, став первыми, кто перевёл пантюркизм из культурно-психологической в общественно-политическую плоскость. Геополитическая сущность тюркизма и пантюркизма была направлена на формирование моноэтничного тюркского государства во главе с Турцией – Туран.

Их идеи стали идеологической основой для пришедшей к правлению обширной империей новой власти младотурок, взявших бразды правления разваливающейся 1908 года, столкнулись с проблемой удержания власти и консолидации империи, терзаемой националистическими движениями окраин. Политика «османизации», воспринятая от имперской власти, на практике означала «тюркизацию» — строились турецкие школы, насильно подавлялись инонациональные организаций, пантюркизм активно продвигался в образовательной политике. Османизм использовался для уничтожения национального самосознания коренных народов c помощью насильственных методов. Легитимация подобной политики достигалась за счёт роста национальной неприязни коренных турок к армянам, грекам и евреям, занимавшим более привилегированное экономическое положение.

При негласной поддержке власти в 1910-х годах появляется большое число общественных организаций, преследующих цели пропаганды пантюркистских идей. Среди них: «Тюрк дернеги» («Тюркский кружок») (1908-1912); «Тюрк йурду» («Тюркская родина»); «Тюрк билгиси» («Тюркское знание») (1913-1914), председателем которого являлся Джелаль Сахир. Первые два из названных обществ издавали ежемесячные одноименные журналы, а общество «Тюрк билгиси» выпускало журнал «Бильги» («Знание»). Общество «Тюрк оджагы» выпускало в 1913 г. еженедельник «Халка догру» («К народу»), а в 1914 г. – еженедельник «Тюрк сёзю» («Тюркское слово»). Одну из лидирующих ролей в процессе создания этих организаций играл Юсуф Акчура. В это же время в Солониках Зия Гёкальп со своими сторонниками начинает выпускать журнал «Генч калемлер» («Молодые перья»). В 1917 году при поддержке партии «Единение и прогресс» Зиёй Гёкальпом начал издаваться журнал «Ени дергиси», так же придерживавшийся пантюркистских взглядов в редакционной политике.

Журнал «Тюрк юрду» ставил перед собой следующие цели:

  • Журнал по возможности должен издаваться на тюркском языке, который понятен большинству тюрок. Вследствие этого язык должен быть простым. Тематика журнала должна быть интересной для большинства тюрок. Даже очень сложные вещи должны объясняться простым языком. Одновременно будут учитываться вкусы и потребности интеллигенции
  • Журнал будет стремиться создать тот идеал, который был бы воспринят большинством тюрок
  • Большинство тем журнала будет посвящено ознакомлению тюрок друг с другом, их экономическому и нравственному росту, их обогащению научными и техническими знаниями. Что же касается политики, то эта тема будет разрабатываться позже
  • В целях взаимопознавания тюрок на страницах журнала наряду со сведениями как о радостных, так и о горьких событиях, происходящих в разных уголках тюркского мира, будут даваться материалы, рассказывающие об идейных течениях, возникающий в разных его областях. Литературные произведения, создающиеся различными тюркскими народами, наш журнал будет делать достоянием всех тюрков
    Комментируя внутреннюю политику Османского государства, журнал будет защищать интересы не каких-либо отдельных политических партий, а политические и экономические интересы всех тюрок в целом. Защищая интересы тюрок, журнал будет стремиться, чтобы эта политика не привела к какому-либо непониманию со стороны различных меньшинств
  • Журнал приложит усилия для развития и поддержки тюркского национального духа у османских тюрков, будет стремиться ликвидировать в их среде лень и пессимизм, порожденные отсутствием у них какого-либо идеала. Журнал сделает все от него зависящее, чтобы спасти эту нацию от того преувеличенного страха перед Западом, не имеющего в большинстве случаев никакой почвы под собой
  • Главная задача журнала в сфере международной политики – защищать интересы тюркского мира
    Общество «Тюрк оджагы» сформулировало свою цель следующим образом: «Нашей целью является стремление к совершенствованию тюркской расы и её языка путём улучшения и повышения уровня национального воспитания, социальной и экономической системы тюрок, являющихся особо значительным народом среди мусульманских народов».

В период первой мировой войны пантюркизм становится государственной идеологией. Османская империя рассматривается младотурками как мировая империя ок, а «национальный идеал» направлен на создание огромного тюркского государства, в состав которого вошли бы все тюркские народы. «Понятие Туран – это не политическое понятие. Это понятие географическое. Оно может стать названием для будущего турецкого государства, которое объединит турок мира… Турки поднимут золотую корону своего предка Чингизхана, вдохновляемые идеей национализма. Они поднимут эту корону, ибо Туран – это не историческое понятие. Туран – это реальность, потому что националистическая Турция полна жизненных сил», — отмечалось в программных документах младотурок.

Пришедшие к власти в начале 1920-х годов кемалисты, возглавляемые Мустафой Кемалем Ататюрком, были вынуждены отказаться от пантюркистских идеалов, борясь за территории, которые было возможно сохранить под своим покровительством. Пантюркизм был заменён на тюркизм. Естественными границами для турецкой нации Ататюрк считал те, в которых можно было обеспечить целостность и защиту. В «Национальном обете» говорилось, что территория Турции ограничивается границами Анатолии, где проживали этнические турки, в то время как остальные территории могли присоединиться к Турции в случае добровольного желания со стороны населявших их народов. Таким образом, новое правительство Турции отказывалось от идеологической линии младотурок и ставила во главу политики свободу самоопределения и национальные права соседских государств.

Между тем, многие кемалистские реформы, будучи насаждаемы сверху, во многих случаях не отражали истинных тенденций развития общественной жизни в молодой республике. Так, официальное провозглашение кемалистами секуляризации не означало действительного отхода общества от ислама, продолжавшего своё развитие вне сферы влияния власти. Пантюркизм, будучи ограничен скудными возможностями кемалистов во внешнеполитических условиях окончания Первой Мировой Войны, был на время забыт. К тому же, учитывая дружественный характер в период образование Турецкой Республики и СССР, пропаганда пантюркизма даже на неофициальном уровне могла серьёзно осложнить отношения Турции с могущественным северным соседом. Однако на уровне общественности данная концепция продолжала существовать.

Именно в этот Зией Гёкальпом, ставшим идеологом новой власти, создаются наиболее яркие произведения, углублявшие его националистические взгляды – «Золотой свет» (Altın Işık, 1923), «Правильный Путь» (Doğru Yol 1923), «Тюркские произведения» (Türkçülüğün Esasları, 1923), в которых автор последовательно развивал идею культурного и исторического единства тюркских народов. В работе 1923 года «Основы тюркизма» рассматривались и политические аспекты их дальнейшего объединения. Гёкальп выделяет три этапа. Во время первого, тюркизма, должно произойти формирование моноэтничного турецкого государства. Нетюркские народы подлежали добровольной или насильной ассимиляции. В отношении сопротивляющихся ассимиляции народов допускался геноцид. На этапе пантюркизма должно было произойти объединение Турции с северным и южным Азербайджаном, а также всеми странами, населёнными огузскими тюрками. На этапе пантуранизма предполагалось объединение всех тюркских народов – как кыпчаков, так и огузов – в «Великий Туран», общую туранскую федерацию под эгидой Турции. Приоритетной задачей для тюркского мира Гёкальп видел в создании общего тюркского языка и общей тюркской культуры.

В этот же период между мировыми войнами в научной среде активно разрабатывалась концепция лингвистического родства народов: в 1936 году в «научный» обиход вошла так называемая «солнечная теория», объявившая турецкий язык основой всех языков мира.

Сохранение пантюркизма на общественном уровне объясняет, почему пантюркизм снова оказался на повестке дня как реальных фактор внешней политики во время Второй Мировой Войны, когда перед страной, занявшей «доброжелательный нейтралитет» по отношению к фашистской Германии, появилась реальная возможность «вернуть» под свой контроль территории, занимаемые тюркоязычными народами. «Уничтожение России, — говорил турецкий премьер-министр Ш. Сараджоглу в 1941 году, — является подвигом фюрера, равный которому может совершён раз в столетие, и это также является извечной мечтой турецкого народа». В июне 1941 года пантюркистский журнал «Боз курт» в качестве приложения к статье «Тюркизм ждёт» опубликовал карту Турана, куда были отнесены все территории с большинством этнического тюркского населения.

Пантюркизм после Второй Мировой Войны

Демократизация, последовавшая в Турции после окончания мировой войны, создала условия для интеграции пантюркизма в политическую систему страны. В 1948 году появляется Республиканская крестьянская националистическая партия (РКНП) под руководством Февзи Чакмака, наиболее влиятельного политического лидера религиозно-националистического толка, и Османа Бёлюкбаши, вошедшего в число парламентских депутатов в результате выборов 1950 году (РКНП набрала 3,1% голосов). В 1954 году партия официально закрывается, а на её месте Осман Бёлюкбаши создаёт Республиканскую Национальную Партию (РНП) со схожей программой и идеологией. С присоединением к РНП в 1958 году Крестьянской Партии Турции (КПТ) РНП снова переименовывается в Республиканскую крестьянскую националистическую партию. В 1961 году РКНП набирает 14% голосов избирателей, став третьей, однако уже в 1962 году партия вновь распадается. Вплоть до 1960-го года программа партии основывалась на популистских консервативно-националистических лозунгах, призывавших к дальнейшей модернизации страны исходя из кемалисткой концепции жесткого контроля всех сфер общественной жизни со стороны государства. Вплоть до прихода в партию Альпарслана Тюркеша данная партия оставалась относительно непопулярной с электоратом, состоявшим, в основном, из мелких крестьян и националистов.

В этот период на политическую авансцену выдвигается бессменный лидер турецких националистов Алпарслан Тюркеш. Он родился в 1917 году в Никосии на Кипре и  там же получил начальное и среднее образование, окруженный кипрскими турками. По словам Тюркеша, в 1995 году издавшем мемуары «Воспоминания Тюркеша: воспоминания соколов», в школе разговоры с детьми постоянно заходили о возможности восстановления былого величии турецкой нации. Эти настроения становилисьб все более и более популярными в связи с притеснениями турецкой общины со стороны грекокиприотов. Когда Тюркешу исполнилось 15 лет, его семья перехала в Турцию и  осела в Стамбуле. Тюркеш выбирает военную карьеру и постепенно начинает перенимать ценности военного уклада жизни. В 1936 году будущий лидер турецких националистов заканчивает военный лицей, в 1938 году – военную школу и, в звании младшего лейтенанта, начинает службу в армии. С 1948 по 1956 годы он находился на учёбе и службе в США, где с успехом окончил пехотное училище и Американскую военную академию. В 1956-1960 гг. Тюркеш работал в различных структурах НАТО – в Вашингтоне с 1955 по 1957 гг. и в Ядерной Школе Западной Германии в 1959 году. За эти годы он изучает английский язык, оканчивает курсы по международной экономике в Американском Университете Вашингтона и проводит значительное время за чтением. В 1960 он возвращается в Турцию и активно включается в политическую жизнь, возглавив выступление против власти Демократической Партии в мае 1960 года в рядах военных. В ходе кризисных событий 1960 года Тюркеш выдвигается в политические лидеры страны, взяв в свои руки управление Комитетом национального единства. Однако уже в ноябре из-за репутации радикала-националиста и отказа от мирного перехода к гражданскому правлению Тюркеш был исключён из Комитета национального единства и отправлен в почётную ссылку в Дели.

После возвращения на родину, в 1965 году он избирается Председателем РКНП, которая в 1969 году переименовывается в Партию Националистического Действия (Milliyet Hareket Partisi). Основой программы Тюркеша становится пантюркистская и антикоммунистическая риторика. Партия получает значительную поддержку со стороны радикальных националистических организаций – Союза Турецких Националистов (Türkiye Milliyetçiler Birliği), Клуба Интеллектуалов (Aydınlar Kulübü), Организации Турецких Патриотов (Vatansever Türk Teşkilatı) и Клуба Борьбы с Коммунизмом (Komünizmle Mücadele Dernekleri). Все эти организации являлись фашистскими по своей сути, отрицали возможность плюрализма в организации власти, критиковали либеральные ценности и выступали за силовое предотвращение распространения коммунизма в Турции. На ноябрьском съезде партии 1967 года, в ходе которого Тюркеш получает титул «Великого Лидера», он выдвигает концепцию «Девять лучей». «Великая Турецкая нация широко распространилась и расширилась по всему миру. Предполагается, что число исповедующих одну веру, переживших одну историю, говорящих на одном языке тюрок около 120 миллионов. И только каждый третий живёт в пределах Турции. Разве мы не причисляем оставшихся за границами Турции тюрок к нашей нации? Сегодня оставшиеся за пределами Турецкой Республики тюрки также являются членами Тюркской нации», — писал Тюркеш в этом труде. Идеалом тюркского единства представлялся автору как объединение всех тюрок мира в единую тюркскую нацию, которая бы жила под единым флагом в рамках единого государства. В качестве конкретных мер на пути идеала Тюркеш предлагал: 1. при помощи печати и пропаганды защищать человеческие права колонизированных тюркских народов. 2. Оказывать помощь этим народам через дипломатические механизмы 3. По мере возможность создавать и укреплять единство этих народов в области культуры 4. Оказывать посильную помощь в обустройстве в Турции тюркских эмигрантов и политических беженцев из колонизированных тюркских регионов.

Особую поддержку Тюркеш получил со стороны другого крупного теоретика пантюркизма Нихаля Атсыза, наиболее яркие публицистические работы которого были написаны в 1950-х – 1960-х годах, и среди них «Смерть серых волков» (1946), «Серые волки оживают» (1949), «Сумасшедший волк» (1958). В работе «Историческое происхождение и туранизм» 1952 года Атсыз писал: «Роль туранизма заключается в том, чтобы сделать исторические тюркские земли и живущие на них тюркские народы независимыми, а также объединить их в союзе с Турцией». В работе 1955 года «Тюркский идеал» Атсыз писал о возможности создания единого тюркского государства, основанного на братстве тюркских народов и близости их языков, религии и истории и отстаивал реализуемость пантюркистских устремлений. «Пантюркизм – это идеал. Идеалы – моральная пища нации. Нации без идеалов даже в самые светлые времена истории были обречены на гибель. Если нация несчастлива и у неё нет идеалов, она обречена на гибель».

ПНД становится первой политической партией, открыто использующей пантюркизм в своей политической программе. Лозунги ПНД носили отчётливые пантюркистский характер – «да хранит Аллах тюрка, за мощную в военном отношении, экономически независимую, Великую стомиллионную Турцию, государство, которое со временем установит своё господство в мире». Помимо этого Тюркешем создаётся ряд общественных организаций националистического толка, например, «Великое идеалистическое общество», «Федерация организаций тюркских эмигрантов и переселенцев» и др. В 1969 году при содействии Тюркеша и ПНД появляется организация «Серых волков», или «идеалистов». В программе организации обозначалась цель создания Великой Тюркской Империи «Туран», в которую бы вошли народы Средней Азии, Кавказа и Балкан, а также уйгуры. Опираясь на работы пантюркистских идеологов, и прежде всего самого Тюркеша и Атсыза, идеалисты подчёркивали свою привязанность к мусульмано-тюркскому миру. «Серые волки» становятся одной из самых радикальных организаций во главе с башбухом (фюрером) Тюркешем. Спецификой организации являлась её военизированность и стремление к проведению в жизнь идей пантюркизма с помощью оружия (террористические акты, диверсии, погромы).

В 1969 году ПНД набирает 3% голосов, и её предводитель – башбуг Тюркеш – попадает в список депутатов Меджлиса. В парламентских выборах 1973 года Партия завоевала 3,4% голосов, продвинув в меджлис трёх депутатов. В 1975 году партия вошла в правительственный Националистический фронт в коалиции с другими политическими партиями, а два представителя от ПНД выдвигаются на посты двух министров. Рост популярности национальной партии неукоснительно продолжался, хотя результаты свидетельствовали, что партия не оказывала значительное влияние на ход политических событий в стране. Впрочем, на выборах 1977 года ПНД набирает 6,4% голосов избирателей и проводит в Парламент 16 депутатов. В коалиционном правительстве 1977 года от ПНД были представлены уже 5 министров.

Турецкие исследователи отмечают, что Партия Националистического Действия, несмотря на относительные успехи и удвоение числа электората, в 1960-1970-е года оставалась на периферии политической сцены Турции. «Партийное руководство надеялось, что опыт работы в коалиции интегрирует партию в политическую систему в качестве легитимного актора и расширит электоральную базу. Хотя партия с успехом привлекала увеличивающееся число избирателей из среды маргинализированного среднего класса, сталкивающихся с проблемами в ходе адаптации к развивающемуся предпринимательскому капитализму, а также в связи с экономическими трудностями и инфляцией, её негибкость в отношении изменяющихся условий ограничивала её возможности в привлечении широкого электората. Вместо того, чтобы адаптировать новую стратегию и программу, которая бы отвечала на наиболее насущные вопросы развития турецкого общества, партия оставалась партией «решения одного вопроса», в чью риторику входила только антикоммунистическая и пантюркистская пропаганда». Именно поэтому в начале 1980 годов деятельность Тюркеша продолжала носить радикальный характер, усугубляя развитие всеобщей анархии и дестабилизацию общественно-политической обстановки.

В результате, в ходе военного переворота 1980 году ПНД была обвинена в подготовке антиправительственного заговора с целью установления фашистской диктатуры во главе с А. Тюркешем по типу фашистских диктатур в Испании, Италии и Германии. На день военного выступления, планировавшегося на этот день партией пантюркистов, ПНД контролировало 1700 легальных организаций «идеалистов», насчитывавших 200 тысяч членов и имело примерно 1 миллион сторонников. Для влияния на общественное сознание под контролем партии находилось 37 печатных органов. В распоряжении ПНД находились военизированные лагеря для подготовки террористов и штурмовиков, склады оружия, радиостанции. Деятельность сторонников А. Тюркеша финансировалась в значительной степени и с большой вероятностью не всегда добровольно крупным капиталом. «Программой максимум» ПНД видело создание государства Туран с объединением всех тюрок и мусульман на одной территории под лозунгом «Одна нация, одно государство». В реализации этих идей важную роль должны были сыграть, кроме различных идейных и культурных сообществ, также боевики – «серые волки».

Живую картину происходящего в начале 1980-х годов даёт в своих мемуарах посол СССР в Турции в 1974-1983 гг. Алексей Родионов. Описывая борьбу чрезвычайных властей с террористическими группами после переворота 1980 года, Родионов пишет: «К ответственности было привлечено руководство неофашистской Партии националистического движения, которая явилась ударным отрядом правой реакции в развязывании террора… Лидер этой Партии Тюркеш, в прошлом сотрудничавший с гитлеровскими спецслужбами, создавал боевые молодёжные отряды по типу нацистских штурмовиков. До самого ареста Тюркеш поддерживал связи с неонацистскими группировками Западной Германии… (Летом 1980 года они [неофашисты] даже провели «репетицию» боевых операций, избрав для этого небольшой городок Йозгат на юге страны. Фашистсвующие молодчики, нагрянувшие туда, громили помещения демократических организаций, грабили банки и лавки, избивали неугодных».

В 1980 годах пантюркизм начал проникать и в академические круги. 20 июля 1980 года профессор экономики Стамбульского университета Туран Язган образовал Фонд по исследованию тюркского мира (Türk Dünyası Araştırmaları Vakfı), став одним из главных столпов пантюркизма в научной среде. Фонд стал заметной общественной организацией, основными направлениями деятельности которой стало 1. Создание условий для распространения единого взаимопонимаемого турецкого языка в странах тюркского региона. Вытеснение турецким языком русского языка 2. Создание образовательных структур по обмену опытом и взаимопомощи в сфере образования тюркских народов. 3. Подготовка и проведение международных встреч, конференций и форумов. Фонд начал активную издательскую деятельность с выпуском «Исторического журнала тюркского мира» и «Исследований тюркского мира». Со ссылкой на слова Исмаила Гаспирали, организаторы Фонда заявляют: «Наша первоочередная цель заключается в создании культурного единства тюркского мира».

После переворота 12 сентября 1980 года выступающая в профашистскими лозунгами Партия националистического действия была запрещена военной прокуратурой. Её лидер был задержан через два дня после переворота и обвинён в попытке насильственной замены конституционного режима на режим личной власти, создание вооружённых организаций и ещё ряд нарушений. Тюркеш был приговорён к так и не осуществившейся смертной казни.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *